четверг, 16 ноября 2017 г.

Разговор в трамвае

lubiteliyablok.com

В трамвай входят мама и сын, явно едут из школы: на мальчике - рюкзак, у мамы - мешок со сменкой, пакет, два зонта. Сын отряхивается, как собака, достает айфон и в течение разговора все время тычет в него, на мать не поднимает глаз.
Мама: - «А ты по математике сегодня писал олимпиаду?»
Сын, вяло: - «Ну да…»
Мама, резко: - «Что значит - «ну да»? Написал отлично?»
Сын, тянет: - «Мам, я не знаю. Ну написал, да…»
Мама, строго: - «Ты должен быть как папа!.. А что английский - отвечал?»
Сын, нехотя: - «Да, отвечал…»
Мама, с тихим негодованием: - «И?..»
Сын, тихо: - «Училка точку поставила…»
Мама, почти вскрикивает: - «Точку??? Что это значит, почему не пять??»
Сын, оправдываясь: - «Ну, точка, это как плюсик, как половина пятерки… мам!»
Мама, недовольным голосом: - «Половина пятерки - это два. Твой папа…» - не продолжает и замолкает на некоторое время. Затем, вспомнив: - «Ты что в школе ел?»
Сын: - «Овсянка была… Я не стал!»
Мама, с раздражением: - «Овсянку НАДО есть, если ты хочешь быть умным, как наш папа!»
Сын тихо и отчетливо: «Мама. Папа считает на калькуляторе. По-английски говорит с ошибками. А утром пьет кофе без всего. И я его никогда не вижу. Мама!!!!! Я не хочу быть как папа!»
Мама, тоже тихо: «Но, Платоша… Но… что ты такое говоришь… Тебе же надо в университет поступать…»
Платоша, уверенно, подняв на мать глаза: - «А Стив Джобс в университете не учился, между прочим».
Мама, яростно: «Так! Слушай внимательно: такие люди никогда ничего в жизни не добиваются, запомни это! А твой отец, между прочим, в банке работает! Ты понял?»
Платоша, убирая айфон: - «Конечно, мамочка! Я все понял!»

среда, 15 ноября 2017 г.

Гадюкино. Больница. Бдительность

forum-wec.com
Попала моя свекровь в больницу - нашу, гадюкинскую, по скорой помощи. Несколько раз я ее навещала, а сегодня приехала забирать. Надо сказать, что ее отделение - рядом со входом на территорию больницы, а чтобы получить пропуск, нужно идти на другой конец. А пропуск дают на один раз: предъявляешь паспорт, говоришь фамилию больного, тетенька шкрябает что-то в тетради, а потом дает тебе белую карточку. А на входе в отделение сидит дяденька - за турникетом. Ты карточку в прорезь кидаешь, турникет тебя пропускает. Я, конечно, спросила в бюро пропусков, нельзя ли сразу какой-нибудь многоразовый пропуск выписать, но тетенька очень удивилась: «Он же у нас электронный!» - «А нельзя», - спросила я, - «как-то его на несколько приходов запрограммировать?» - «Что вы!», - вздохнула тетенька. Ну вот, я, значит, на территорию, потом - в бюро пропусков, а уж затем - в отделение. Мой умный браслет fitbit, который физическую активность за день высчитывает, чуть в обморок не упал, когда я стала дневную норму в разы перевыполнять. - «Может, стоит повышенные обязательства принять?», - предложил с ухмылкой. - «Молчи уж, электронный тупица», - это я ему.
А сегодня - выписка. Ну я быстренько-быстренько в бюро пропусков. А в нашей гадюкинской больнице посещение с 16.00. А времени - 11.00. Тетенька на меня строго так: «Женщина! У нас нет посещения!» - «А я и не посещаю»,- говорю, - «я домой забираю, выписка!» Тетенька смотрит недовольно: «Ждите!» Звонит куда-то, проверяет: вдруг я чужую какую бабушку уволоку? Мне и своей-то… Ладно. Жду. Дает мне пропуск. Я бегу в отделение. Но на входе - около дяденьки за турникетом - торможу и спрашиваю, держа заветную карточку в руке: «А вот скажите: мне сейчас надо войти, взять квитанцию на куртку моей свекрови, добежать до приемного отделения, получить на складе куртку и вернуться сюда. Вы меня пустите или мне еще раз пропуск выписывать?» Дяденька смотрит на меня задумчиво: «Женщина, я не понимаю!» Повторяю медленнее, концентрированнее. - «И что хотите?», - спрашивает строго. - «Второй раз за пропуском бежать или так пустите?», - сообщаю телеграфно. Дяденька продолжает смотреть на меня оловянными глазами. - «Надо или не надо?», - это уже совсем коротко. - «Ну… вообще-то…Ладно, пущу!», - наконец изрекает страж. Матерь божья. Бегом в отделение, у старшей сестры - квитанцию, бегом вниз и дяденьке, нежно глядя в глаза: «Вы же меня не забудете, да?» Прибегаю в приемное отделение, ищу склад, куда куртку на хранение отдавала. Стучу. За дверью шуршание, но - не открывают. Стучу еще. Не открывают по-прежнему, а шуршат громче. Стучу сильно, дверь открывается, тетка с булкой в руке недовольно спрашивает: «Чего ломишься?» - «Вот», - говорю, - «мне бы куртку…» Тетка захлопывает дверь перед моим носом. Потом вновь открывает и бросает: «У нас склад-прием, а тебе - на склад-выдачу». Святые угодники, а где это?… Тетка показывает на лифт: «В подвал». Ладно, еду в подвал, сую квитанцию. - «Квитанция-то у вас неправильная», - сообщает очередная тетка. Как так? Неужели старшая сестра перепутала? Я ведь и не поглядела. Да нет, все верно, фамилия моя. Куртка, одна штука… - «А вам при выдаче номерок-то оторвали», - говорит тетка. Да как же - вот цифры, только (и правда) у первой верхушки нет: то ли 3, то ли 8. Тетка зовет коллегу. Вдвоем ищут куртку, наконец находят. Вторая очень бдительно спрашивает: «А куртка ваша?» - «Нет», говорю, - «куртка больной, которая на выписку идет!» Первая, еще бдительнее: «А вы ей кто будете, больной-то?» - «Невеста я ее рОдная», - говорю, - «На квитанции-то так и написано, посмотрите!» Смотрят вдвоем. Долго. Велят расписаться, все-таки куртку отдают. Старую. Бегу в отделение к охраннику. В руках - куртка свекрови. Заискивающе улыбаюсь: «Вот и я!» - «Без пропуска на территорию входа нет!», - сообщает дяденька. Чтоб тебя… - «Но мы же договаривались!», - говорю, - «Вы же обещали?!» - «У нас - строго», - доверительно сообщает охранник, - «вход в отделение - только по пропускам!» - «Послушайте!», - взываю я, - «Но ведь вы же сами сказали, что пустите меня и без пропуска, ну как же так? …Что запомните меня?» - «А! Так это вы?», - говорит. -«Я», - говорю. - «Ну так бы и сказала!» и пропускает внутрь…
…А врачи в больнице - прекрасные!

пятница, 10 ноября 2017 г.

Парикмахерская за углом. Про недвижимость

detiseti.ru
- «Машину продала!», - сообщает Диля на мой вопрос, как дела. - «Что так?», - удивляюсь. - «Ипотеку решила закрыть. Ну - почти. Материнским капиталом совсем закрою!» Ох ты. Диля не перестает меня восхищать. - «Удачно продала: брала за миллион триста, продала за миллион двести! Больше года ездила!» Ох ты - думаю уже второй раз. - «А как же теперь вы на работу добираетесь?», - спрашиваю. Напомню, Дилино жилье - за Балашихой, в каком-то новом микрорайоне. - «Да спокойно», - отвечает, - «беременным надо больше двигаться, а то я все стою на работе. А тут до автобуса - пешком, в автобусе - пока к выходу пройдешь, уже доедешь, на метро - ножками, ножками… Хорошо!» Не перестаю удивляться этой худенькой 30-летней женщине. - «Вот думаю», - продолжает Диля, - «летом ипотеку-то закрою… Тут рядом - на соседней улице двушка в пятиэтажке. Но в кирпичной. Я узнавала, не будут сносить. 6 миллионов» Я, не понимаю, молчу. Снимать, что ли, хочет поближе к работе? - «Смотрите», - продолжает Диля, - «я тут уже посчитала - если под 9 %, нормально все получится. Кредиты таким, как я, лучше дают, чем таким, как вы!» - «Что вы имеете в виду?», - спрашиваю. - «О, у меня подруга в банке, из Киргизии, но - гражданка России, как и я. Они там обследование проводили, говорят, что недавние граждане в два раза быстрее за кредит расплачиваются, так что нам охотнее дают!» Надо же. Я все еще не понимаю, почему вдруг разговор про кредит. - «В Балашихе - сдам, здесь беру за 6 миллионов, экономия: на работу с работы - пешком, здесь и инфраструктура хорошая, школу для сына приглядела - приличная. Там двущка, здесь двушка, ремонт - минимальный, только ванну поменять, унитаз, плитку, ну обои там, потолки… И центр близко. Как считаете?» Я восхищена и радостно киваю. - «С другой стороны, Балашиха - воздух, экология. Детям лучше там расти, а ездить на работу - не проблема. Может, там же двушку взять - за четыре? Как думаете? Чтобы потом дочка рядом жила, в лесу детишек выгуливала?», - спрашивает Диля. С ума сойти. Дочка еще в животе, но Диля планирует не только будущее детей, но и о внуках печется. - «Хотя там какой-то мусоросжигающий завод строят…», - сомневается Диля. - «Да…», - неуверенно тяну я. - «Но с другой стороны, говорят, по западных технологиям - а значит, там будет чище воздух, чем у нас здесь, да? Что скажете?» Ничего, ничего не могу ей посоветовать, в пору самой с ней консультироваться: «Диля, любое ваше решение будет идеальным!, - говорю. - «Ну, Оля», - Диля хмурит лоб, - «у вас же высшее образование, а я, может, чего-то не додумала…» Додумает, не сомневаюсь.

среда, 8 ноября 2017 г.

Гадюкино. Прогресс. Часть 2

phototalents.ru
Вы думаете, что наш подъезд сияет огнями? Что электрики всю ночь наперебой ввинчивали нам лампочки? Что моя заявка «на самом верху» - это не пустые слова? Не думаете. Правильно. Потому что сегодня я опять набрала заветный телефон - уже новый. Вообще у меня такое впечатление, что в ЖКХ существует искусственный интеллект. Нет, правда. Мне кажется, что мощный многолапый и многоголовый компьютер хватает телефонные трубки и прикладывает их к ушам, а потом одним и тем же голосом с одной и той же интонацией, представляясь Алиной, Екатериной, а иногда Марианной, говорит все так, чтобы ты никогда больше… ни разу… под страхом смерти… А сам, интеллект этот, отфутболив просителей, радостно ухмыльнувшись уж не знаю чем, продолжает игру в танчики. Ну как-то так. Сегодня на проводе -  Алина. Выслушивает и сообщает… та-та-та-там…, что моя заявка «на самом верху». Я - человек выдержанный, но мне почему-то хочется орать, срываясь на визг. - «Послушайте, дорогая Алина», - начинаю я светски, - «У меня лично к вам - никаких претензий. Наверное, у вас не было ситуации, когда на лестнице нет света, правда же?» Алина молчит: то ли ищет в справочнике нужный ответ, то ли вспоминает. - «Вы-то, конечно, юная девушка, но представьте себе вашу бабушку! У нее плохо видят глаза, она ходит с палочкой. Она может споткнуться и сломать шейку бедра в темноте! А потом за ней ухаживать! У вас же есть бабушка, Алина?» Алина молчит. Их, видимо, на тренинге учат не прерывать буйных, пусть себе выговариваются… - «Что же нам делать (чуть не говорю - «с вашей бабушкой»), Алина?», - спрашиваю я. - «Ваша заявка», - начинает Алина. Так. Стоп. - «Дайте мне вашего менеджера!», - у меня уже начинаются корчи. - «Людмила, добрый день, слушаю вас!», - говорит через 5 минут по голосу все та же Алина. - « В курсе ли вы дела, Людмила?», спрашиваю я. - «Да», - отвечает Людмила, - «ваша заявка на самом верху. Мы перевели ее в категорию «проблемных». - «И?», - спрашиваю. - «Мы перевели ее в категорию «проблемных», - повторяет Людмила так, как будто сообщает мне что-то новое. - «И что это значит?», - любопытствую я. - «Это значит… значит… что она (ну, вы же уже догадались, что она сказала? Да? Да?) на самом верху!» Так. Вторая попытка: «Людмила, что же делать, скажите, пожалуйста! Мне очень нужен ваш совет - чисто по-человечески!» (В самом начале автоответчик сообщил, что все наши разговоры записываются - вдруг у нее будут неприятности, если не ответит назойливой гражданке?). Людмила молчит, думаю, смотрит «правильный» ответ. Потом сообщает: «Вы можете обратиться с заявлением в управляющую компанию!» Ага, щас. С этими я уже знакома! - «А если и они не помогут?», - спрашиваю. - «Тогда вы можете жаловаться в управу!» Прекрасно. Чудесно. Спросить, что ли, у Людмилы про бабушку? Впрочем, она - не человек, о чем это я… Искусственный разум. И все-таки делаю попытку, произношу что-то про стариков в нашем подъезде. - «А вы в свою диспетчерскую обратитесь!», - вдруг говорит Людмила человечьим голосом. О-па. - «Так мы же можем звонить теперь только вам!», - не верю ушам. - «А вы туда сходите и попросите!», - шепчет Людмила (похоже, она все-таки - человек, и отключила запись беседы).
Иду в диспетчерскую - дорога-то не слишком длинная, в соседний дом. Захожу. Все та же тетка, что сидит тут сто лет. Пьет чай с булкой, уткнувшись в телевизор. - «Вам чего?», - не отрываясь от чашки. Ах, как это по-гадюкински… У меня - слезы умиления. - «Да вот звонила-звонила в вашу единую диспетчерскую службу», - говорю, - «толку ноль, сказали - к вам!» Тетка жует: «А чего?» - «Света нет в подъезде», - говорю, - «бабки падают». - «Ха!», - говорит тетка, - «Знаю. Вас таких… щас…. сто заявок уже!» Неужели жители нашего подъезда вдруг все в один миг стали сознательными? - «Вы, дама, дышите, дышите! Мы в курсе! Лампочек нет!», - успокаивает меня тетка. Лампочек? 21-й век? Москва-столица? И чё? - «А ни чё, как только - так сразу! У нас в пяти домах такое безобразие!» - «А если я лампочки куплю - на три этажа, мне выше-то не надо?», - говорю. - «Ну женщина!!», - диспетчер смотрит строго, - «Ну вы что - маленькая? Как мы эти ваши лампочки по бухгалтерии проведем?!?» - «Ну, пусть это будет… пожертвование… или спонсорский взнос?», - бормочу я. Тетка перестает пить чай: «Вы, гражданка, забываетесь! Наше ЖКХ в ваших пожертвованиях не нуждается! Будут лампочки - ввинтим. А пока - ходите с фонариком!»

вторник, 7 ноября 2017 г.

Гадюкино. Прогресс

lbk.ru

Если не работает лифт, на лестничной клетке перегорела лампочка или сломался замок на входной двери, это значит - мне звонить в диспетчерскую. Нет, я не старшая по подъезду (или как это называется), просто если этого не сделаю я, никто не почешется. Будут вздыхать, пытаясь нащупать кнопку «выход» (а те, кто помоложе, подсвечивая телефоном), с негодованием подниматься пешком на свой этаж… Но - не наберут заветные цифры. Иногда спрашиваю: «А что так?» В ответ - масса вариантов, например: «А толку?» или «Спешу!» или даже «Да я и номера не знаю!». Ладно. Пару дней назад обнаружила, что свет не горит у лифта на третьем, втором и первом этаже, а так же - в тамбуре, на выходе. Вы уже поняли, что я живу на третьем этаже? Ну вот. Звоню. А теперь - прогресс-то и к нам добрался - не просто тетенька отвечает, как раньше было: «Шестая! Слушаю!! Говорите!» и ты бормочешь ей свою просьбу, а она - во все горло: «Петро-о-ович!! Ты спишь, что ли? Иди по адресу, там у них опять, бл@дь, доводчик сломался!» И на душе хорошо: Петрович на месте, поступательный пинок ему дан (звоню-то третий раз), и будет всем счастье. Но не не тут-то было. Теперь - единая справочная служба, уж не знаю - всех ли деревень, а может, и международного масштаба? Судя по важному голосу автоответчика, они и Марс обслуживают. Наконец, живая тетя. Излагаю. Слушает, не перебивает. Потом задает вопросы - по опроснику, который, чует мое сердце, у нее перед глазами. Потому как не слушала она меня вовсе, и эмоции мои ей скучны. Докладываю. Все как есть, ничего не утаиваю. А дальше: « И что вы хотите?» То есть это прелестное создание предполагает, что я просто так про тьму кромешную ей рассказываю. Ладно. Поняла, разобралась: «Ваша заявка 36 64 567 82/68!» Это столько нас уже звонило? Или у них нумерация со времен Куликовской битвы?
День проходит. Выхожу - все без изменений. Звоню, жду, соединяют. Повторяю грустную историю. - «Номер заявки?» Матерь божья! Наизусть не помню, да и не записала, признаюсь. - «А без номера - никак?», - интересуюсь. - «А как это - без номера?», - девушка удивляется: их явно этому не обучали. - «Например, по адресу!», - предлагаю. - «Оу», - не по уставу вскрикивает она, - «давайте попробуем!» Ищет. - «Нет, вам все-таки надо вспомнить номер заявки!» Святые угодники - не могу вспомнить то, чего и не помнила. - «А если по дате?», - предлагаю. - «Это как?», - девушка явно в тупике, - «По какой еще дате?», - голос суровеет. - «Ну, по числу», успокаиваю я ее, - «Я же число вам могу сказать, когда звонила, и было это - вчера!» Молчание. Долгое молчание, я уже алёкаю на всякий случай. - «Да, вижу! Вижу вашу заявку!», - девушка ликует, - «Все в порядке!!» Тут уже молчу я, а потом спрашиваю: «В каком смысле? Света-то нет как нет?» - «Главное, мы нашли с вами заявку!», - не обращает внимания на мои сомнения межгалактическое создание. - «И что теперь?», - мрачнею я. - «Да все в порядке! Я ее ставлю на самый верх! И все!», - отвечает она. - «То есть - сегодня сделают?», - интересуюсь осторожно. - «Ну…», - диспетчер тянет, - «если заявка с самого верху, то…»  - «Ладно», - говорю, - «спасибо вам!». Через четыре (!) часа выхожу из квартиры. Пятый час. В коридоре - темень. Спускаюсь по лестнице на ощупь, на ощупь же нахожу кнопку, которая открывает дверь подъезда. Звоню в диспетчерскую: «Уважаемые пользователи объединенной диспетчерской, наш телефон изменился, набирайте…» И дальше, как в навязчивом сне - какие-то цифры, заглушаемые помехами. Или это хохот марсианского диспетчера?

В честь праздника

favera.ru

Недалеко от входа в метро парень с матюгальником пытается привлечь внимание угрюмых прохожих: «Граждане! Дамы и господа! Товарищи!! Сегодня, в день столетия французской революции, супер скидки!» Парень надрывается, но тщетно: такое впечатление, что он существует в параллельном пространстве, и его никто не видит и не слышит: идут практически сквозь него, не обращая внимания. - «Вот вы, дама, не проходите, не проходите! Кожа натуральная из Португалии! Только для вас! Мужчина, да-да, вы! Кожаные дипломаты! Натуральная кожа! Португалия! Огромные скидки!» Самое смешное, что никой «дамы» и даже просто тетки рядом с ним нет, не говоря уже о «мужчине». А в уголке стоит старуха с квашеной капустой, и ясно, что вот ее как раз не видит парень: не его контингент. У бабульки - авария: пакетики начали протекать, и она судорожно перепаковывает их в новые. А парень опять вскрикивает, не теряя жизнерадостности, хотя при такой эффективности (наблюдаю сценку минут 15), я бы давно подала в отставку: «Граждане! Товарищи! Только 7-го ноября, один день, в честь великой французской революции!» Бабка, вытирая руки тряпки после рассола, сплевывает и громко сообщает: «Милок! Какая нахер французская революция! Двоечник!» Парень оживляется: «Бабуся, не проходите… то есть, заходите к нам на распродажу, сумки из натуральной Португалии, стоили 24 тысячи, сейчас - всего за 18 тысяч!!» Старуха поправляет платок и сообщает: «Из португалии - это что же? Из свиньи - знаю, из коровы… А португалия - овца, что ли какая? Три пенсии, надо же… Эх, Володя! Посмотри, как живем… А ты, бл@дь, лежишь, в ус не дуешь! Выносить, однозначно» Бросив на меня косой взгляд, добавляет: «Это я про Владимира Ильича, не думайте!»

суббота, 4 ноября 2017 г.

Парикмахерская за углом. Для чего муж?

ru.123rf.com

Сегодня у Диля - платье в обтяжку. Поправилась, что ли? - «Да нет», - смеется, - «я беременна! Уже 6-й месяц!» Надо же, а раньше совсем не видно было… - «Кого ждем?», - спрашиваю. - «Девочку!» - «А имя придумали уже?», - говорю. - «Конечно!», - Диля опять смеется, - «Я еще в детстве всем трем детям имена придумала: два - для мальчиков, одно - для девочки. Ясмина будет!» Как у Дили все спланировано-то, Боже мой. - «А что… отец?», - спрашиваю осторожно, потому как не слышала, что была свадьба. - «Мой отец всегда говорит: чем больше детей, тем лучше!», - отвечает Диля. - «Имею в виду - отец ребенка…» - «А, вы про него! Да божечки мои!», - как-то туманно реагирует Диля. - «А он девочку хотел?», - спрашиваю нейтрально.  - «Оля, какая разница! Он свое дело сделал - и хватит. Ребенок-то мой!», - спокойно говорит Диля. - «А замуж за него вы не собираетесь?», - продолжаю расспрашивать. - «Ну, во-первых, он - женат, женили его!», - говорит Диля. - «А он - тоже таджик?», - интересуюсь. - «Нет, дагестанец. Живет в Москве, бизнес свой. Мы уже с ним несколько лет, даже жили вместе, пока сынок у моих был!», - рассказывает Диля. - «А жена?», - удивляюсь. - «Да нет, он тогда еще не женился, меня замуж  звал!», - Диля перестает мыть мне голову и задумывается. - «И что?», - говорю. - «Да ничего! Оля, он такой религиозный, это ужас! Пять раз в день! Пять!», - восклицает Диля. Я пугаюсь. - «Чего пять раз - молится, что ли?» - «Да!!! Ночью будильник ставит, вскакивает - и на коврик! Ну это же средневековье какое-то!», - Диля закутывает меня в полотенце. - «Подождите, вы же говорите, у него - бизнес? А, например, переговоры какие-то, встречи?», - я удивляюсь. - «Коврик всегда в машине! Любую встречу прервет и…» Диля замолкает. Да. Как-то не вижу я свободолюбивую Дилю с таким мужем. - «Ну вот», - продолжает она рассказ, - «я ему отказала, а тут его родители домой вызвали - жениться. Он ее, жену-то, и не видел никогда. Ну, у них так… Жена сразу дочь родила, второго ждет. Почти одновременно родим!» Надо же. - «Он меня второй женой звал!»,- Диля опять смеется, - «А я ему: я и единственной у тебя быть не хочу, а уж второй! Смех. Его дагестанка тоже все молится. Дочка неухоженная, еды в доме нет. Он мне тут видео показал, как дочка в унитаз залезла, жена  его снимала. Показывает и смеется! А ему: вот до чего ваше мракобесие доходит! Лучше бы за дочкой ходила да плов готовила… а она видео снимает. Дура». Диля молчит. Потом добавляет: «Нет, Оля, я для себя решила: дети - счастье, мужья - обуза. Вот Русланчик у меня - наполовину русский, Ясмина будет наполовину дагестанка, подрастет, рожу им братишку… У меня двоюродная сестра в Англии живет. Говорит, мужчины там красивые. Не знаете, Оля?»