пятница, 24 февраля 2017 г.

Рижские картинки. Парикмахерская за углом. Страсти

Заглянула я к Вике привести голову в порядок. В парикмахерской - тишина, только два других мастера эмоционально что-то обсуждают. Одна выкрашена в цвет, который моя бабушка Надя называла «цыганка Аза», у второй - белые пергидрольные кудри. Я зашла в тот самый момент, когда «Аза» буквально заорала: «Да ты что?? Не может этого быть!!» - «Да, да, представь», - продолжила блондинка, - «она поняла, что беременна, ну помучилась, конечно, молодая ведь, глупая, а потом - надо же как-то решать, вот матери-то и рассказала…» - «А та?», - спросила «Аза». - «Ну, что - та? Та подумала-подумала и пошла к нему на работу - с начальником говорить!», - объяснила блондинка. - «А он?..», - как-то совсем безнадежно спросила «Аза». - «Ну, он его вызвал, а тот к ней побежал - он же не знал, что она беременна…», - продолжила блондинка. Я поняла, что совершенно запуталась в личных местоимениях! «Аза» задумалась, потом сказала: «Ну и что? Что теперь-то будет? Он на ней женится? Как ты думаешь?..» - «А я знаю?..», - горестно ответила блондинка, - «Это же теперь в понедельник покажут…» - «А я ну ютубе гляжу!», - включилась Виктория, - «там она, в общем, когда он к ней пришел…» Но дамы не дали ей договорить, закричав хором: «Молчи!» - «Так это - сериал, что ли?», - догадалась наконец я. - «Да, мы все тут смотрим, вы что? Это же про нас, про нашу советскую жизнь!», - опять хором сообщили мастера. - «Вы что - не смотрите??», - добавили с удивлением. - «Нет», - отвечаю, - «совсем не смотрю…» - «А вы точно из Москвы?», - спросила пергидрольная блондинка…

четверг, 16 февраля 2017 г.

Рижские картинки. Сложности понимания



Захожу в канцелярский магазин купить замазку. Это чтобы в рабочей тетради по латышскому языку ошибку замазать. Смешно, но люблю, когда все аккуратно. Магазинчик небольшой - и специализированный. За прилавком - моя тезка, на бейджике «Olga». Здороваюсь и спрашиваю - по-русски - нет ли замазки. Девушка переспрашивает, тоже по-русски, и русский у нее - родной, это слышно: «Что вам нужно, не поняла?» Хм. Вроде бы с дикцией у меня пока все в порядке. «Замазку», - отвечаю. И слышу в ответ: «А это что?» Уфффф… Быстро пытаюсь сформулировать: «Средство такое - часто белая густая жидкость - которое позволяет замазать неправильно написанное; бывает в виде бутылочки с кисточкой, иногда - как белый маркер, есть и клейкая полоска высотой в строчку, которая выдавливается на буквы и заклеивает их…» Ну не буду же я все это проговаривать! Отвечаю коротко: «Чтобы ошибки замазать, белое такое…» - «А!», - радуется продавщица, - «Так это же - корректор!», и подает бутылочку, -«А то вы как-то не по-русски назвали!»

понедельник, 13 февраля 2017 г.

Рижские картинки. Парикмахерская за углом. Волосы

В маленькой парикмахерской - всё и все на виду: тут тебе в уголочке - маникюр-педикюр (manikīrs, pedikīrs по-латышски), рядышком - голову моют и прическу делают. Сижу, лак для ногтей выбираю. Входит молодая женщина, снимает куртку. Она стильно одета: изумрудная блузка, серый вельветовый пиджак, джинсы в тон. Почему-то остается в шапке - да еще и меховой, здесь такие вроде бы не носят. -«Марочка, милая,», - обращается она к мастеру, - «спасай!» - «Что такое, Аня?», - спрашивает Мара. -«Да я к маме в Даугавпилс поехала, решила покраситься, не утерпела… ну и - вот!», - женщина снимает шапку. О, ужас. У нее на голове - какие-то серые пряди на зеленом фоне!! Такой… тусклый болотный цвет… Только на детском утреннике кикимору играть. -«А я тебе говорила!», - недовольно сообщает Мара, перебирая Анины прядки, -«Надо ходить к своему мастеру, а не бегать не поймешь к кому!.. Ну, сделаем, не боись!» Я отворачиваюсь и размышляю, как же так получилось. Неужели при неправильном смешении красок или нарушении инструкции можно получить такой кошмарный эффект?… Вздрагиваю. Представляю себя в зеленом… Отвлекаюсь на разговор с маникюршей, но одним глазом поглядываю на страдалицу - ее уже намазали краской...
Ну, всё, я готова, руки - в порядке. Поворачиваюсь и смотрю на Анну - теперь она стала… изумрудно-зеленой! Под цвет блузки! На лице - счастливая улыбка: «Марочка, ты - кудесница! В провинции разве так покрасят??» Мара самовольно улыбается: «Да уж!»

пятница, 10 февраля 2017 г.

Рижские картинки. Дрогас

Дрогас - это магазинчики типа немецкой Drogerie, где можно купить косметику, бытовую химию, детское питание и всякие памперсы, а так же какие-нибудь невинные пищевые добавки и разные мелочи. Сегодня мне понадобилась зубная паста и еще пара мелочей. Девушка на кассе была очень приветлива. «Labdien!», - гордо сказала я, и в ответ получила «Labdien!». Дальше все просто: протягиваю товар. Но не тут-то было! Продавец задает вопрос (заранее простите меня все, говорящие на латышском!): «Jums ir nepieciešams maisiņš?» Улавливаю слово «maisiņš» - мешочек или, как мы говорим, пакетик - да и что бы еще могла спросить у меня девушка? Радостно говорю: «Jā!» И тут - новая засада: «lielu vai mazu?» Ну, определенно надо сделать выбор - перевожу взгляд на прилавок: пакетики есть большие и маленькие. Слово «liels» - я знаю, например, «Lielbritānija» - это Великобритания. Быстро отвечаю: «mazu» и выдыхаю. Повторяю уже в голове «Uz redzēšanos! (сделать правильное ударение и не забыть, что О тут произносится как УО) - «До свидания!». Конечно, можно проявить и слабость и сказать просто «Visu labu!» («Всего хорошего!») - прекрасное, любимейшее прощание - тут уж не ошибешься… но нет, мы не ищем простых путей… И тут я слышу что-то вроде: «Jūs vēlaties iegādāties atlaižu karti?» Святые угодники! Ну определенно мне предлагают скидочную карточку, а значит придется заполнять анкету! На латышском! А-а-а! Я вспоминаю последний урок латышского в четверг и выпаливаю: «Paldies, es negribi!»(«Спасибо, я не хочу!»), понимаю, что сказала неправильно, и громко произношу: «Ой, «gribēt» - это же третье спряжение!!! Es negribUUU!» Девушка открывает рот и смотрит на меня как на буйно помешанную… потом смеется и говорит: «Visu labu!»

среда, 1 февраля 2017 г.

Рижские картинки. Про пиво


Стоим в центре Риги, разговариваем. Вдруг сзади слышим: «Excuse me…» Оборачиваемся. Молодой парень, очень рыжий и веснушчатый, шатается, куртка распахнута, руки в карманах. Ирландец какой-нибудь заблудился? То есть - сначала выпил, а потом - заблудился? Как же не помочь бедолаге! Начинаем беседу на английском, из которой становится ясно, что человеку срочно - ну просто позарез - нужно… 35 центов. Ни больше, ни меньше. «I'm hungry», - сообщает «интурист» и при этом хитро подмигивает и щелкает себя по шее пальцем. Очень каким-то нашим жестом! Я открываю кошелек и отсчитываю - по-русски, конечно, - монетки. «Ирландец» радостно переходит на русский, но с акцентом, правда: «Полечиться очень надо, мамаша!» (Тоже мне, сынок нашелся… но языком владеет, ничего не скажешь) -«О!», - радуюсь, - «По-русски говорите!» - «Латыши мы», - гордо сообщает парень и берет центы, - «По-русски говорим, по-латышски… Мерси, мадам!» (Вау!). Это же полное потрясение! Вы представьте только: хотел лишь 35 центов (а мог ведь… целый евро!), спасибо сказал! Мадамой назвал! 44 цента у него, видимо, были - как честный человек, он просил на бутылку пива лишь столько, сколько не хватало!!
По такой погоде лучше бы водочки, конечно… 

(Фото сделано в магазине поблизости).