среда, 31 мая 2017 г.

Рижские картинки. Сила убеждения

ok.ru
Полдень. Выхожу из подъезда, а в дверях - мужик. «Лабдиен!», - говорю. А мужик такой… пьяненький, что-то мне второй день везет. - «Лабдииииен», - передразнивает он меня и  продолжает с пьяным завыванием: «А по-нашему, по-человечески - нельзя?! Что за народ такой… Ну, выпил, да, так я - с работы! Что ж уже не здороваться?» - «Добрый день!», - говорю. - «О!!», - мужик выпучивает на меня глаза, - «Вот - молодец! Уважила! Мо-о-ожешь, когда хочешь!»

Рижские картинки. В парке. Круг

ailetravel.net

Поехала я покататься на велосипеде. Провела сама с собой воспитательную работу, потому что с дивана вставать всегда лень, и поехала. Велосипед у меня маленький, складной, некоторые думают, что детский. Еду себе по парку, не спешу. Спешить-то куда - в Фейсбук? Вот и нарезаю круги. И одновременно на людей поглядываю, к разговорам прислушиваюсь, национальный состав на глазок определяю. Вот сидят на скамеечке два мужика с пивом, говорят по-латышски, но матерятся по-русски. Мужики безобидные, что-то обсуждают, не шумят. Но пьяненькие. На другом конце парка на такой же скамеечке - их братья-близнецы, только русскоговорящие, пива не видно, но градус тот же. Мат родной. Я еду по кругу, так что вижу все одно и то же. Вот девушка гуляет с биглем. (Бигль - это собака такая). По телефону говорит по-латышски. Не бигль, а девушка. Бигль на велосипед не реагирует, что радует. Через полкруга опять вижу бигля, замираю - все-таки я-то еду быстрее, чем он на своих коротких лапках бежит, а потом соображаю, что это уже другой бигль и гуляет он с парнем. Вот мама с дочкой едут на велосипедах. Мама, увидев меня, говорит дочке: «Смотри, тетя большая, а на детском велосипеде катается, и ничего, а ты взрослый требуешь!» Я улыбаюсь: у дочки велосипед-то побольше моего будет. Параллельно со мной бежит парень, видно давно бегает, потому что весь мокрый и лицо нерадостное. Я его обгоняю, конечно, и через полкруга вижу такого же бегуна, и тоже в мыле. Ба! Два бигля теперь гуляют вместе, потому как девушка и парень идут рядом и разговаривают. Еду дальше. Мама отдала дочке свой взрослый велосипед, сама пытается ехать на дочкином. У обеих не очень получается. О! Вижу бегунью - у нее зеленые лосины и короткие рыжие волосы, бежит вся задумчивая. Через полкруга мои знакомые бегуны подтягиваются и выстраиваются за девушкой: то ли обгонять будут, то ли наоборот в хвост пристроились. А я все еду, еду… - «Девушка-а-а!», - кричит один из русскоговорящих выпивох. Это он мне. Не реагирую. На следующем круге опять: «Ну девушка же!» И еще кружок. А дальше: «Девушка, а девушка, а как вас зовут?» Чуть не ответила: «Федя!», как в любимом фильме «Джентльмены удачи», но решила не шутить… На последнем круге все четверо пьяненьких уже сидели на одной скамейке и «девушками» не интересовались…

воскресенье, 28 мая 2017 г.

Рижские картинки. Терпеливый народ


Сегодня +27, местами +28. Ну не сидеть же в городе, подумали мы. Тем более - впереди похолодание и дождь. В общем, к морю, к морю. Гуляем себе по песочку, водичку попиваем. Жарко ведь. Зашли в кофейню, к эспрессо (как положено) воды налили. Благодать. Но уже как-то… надо носик попудрить. Увы, негде. Ну ладно. На станции-то - всяко туалет есть! Ну Европа же! Бежим. Да!! Два биотуалета!!! Но… заперты. Не работают. Но внутри, в самом здании - не может же отсутствовать такая важная услуга! Достаем мелочь из кошелька - на эти деньги и ванну принять можно. Добежали… А на двери стационарного удобства написано (перевожу, хотя, по-моему, понятно):
«Время работы туалета:
по рабочим дням 7.00 - 16.00
в субботу 7.00 - 14.00
по воскресеньям и праздничным дням - закрыто.
В остальное время есть возможность использовать биотуалеты»

Вот думаю, не заняться ли мне продажей памперсов на станции?

пятница, 26 мая 2017 г.

Рижские картинки. Парикмахерская за углом. Про кино

samara.kp.ru

Вику я опять не узнала. Дело в том, что она перекрашивает волосы часто и кардинально: из брюнетки цвета вороного крыла в блондинку с розовым отливом, а потом - как сегодня - в огненно-рыжую. У Вики, оказывается, маленькая дочка, Каролина. Дочка болела, Вика сидела с ней дома: «В ясли же с температурой нельзя!» Само собой. Вика молоденькая совсем, на вид и двадцати нет, а вот уже с дочкой. В парикмахерской, как всегда, на полную мощность телевизор. Очередной фильм про войну. Прихожу, всегда что-нибудь военное: со стрельбой и атакой. Удивительно, что каждый раз, косясь на экран, не вижу ни одного знакомого актерского лица - ни из молодых, ни из - по возрасту - заслуженных. Прямо какая-то параллельная кино-реальность! - «Малышка поправилась?», - спрашиваю. - «Не очень», - вздыхает Вика, - «мама с ней сидит… Она меня выручает, если что! Одной-то…» Да. Мама хорошая…  Смотрю кино. Говорю: «Не люблю фильмы про войну!» - «А я - наоборот!», - реагирует Вика громко, сквозь фен, - «Люблю, когда убивают!» Ой… Вика продолжает: «А про любовь - не люблю, если несчастная любовь - плачу, а если счастливая - тем более…» Мы молчим, только фен гудит. - «А когда стреляют там, или ножом - я своего… ну папу Каролины вспоминаю…» Дважды ой. Чуть не спросила - за что же его так-то… Все-таки отец ребенка… - «Он у нас в полиции работает», - объясняет Вика.

четверг, 25 мая 2017 г.

Рижские картинки. О русофобии (часть вторая)

gnk-shop.ru

Вздумала я сегодня окна помыть, а то солнышко светит, и все огрехи прошлого мытья видны. Куда щетку задевала? Непонятно. Отправилась в хозяйственный, тем более он - в двух шагах. Говорю скороговоркой: «Лабдиен-добрый день!» - «Добрый день!», - говорит продавщица, женщина средних лет. Объясняю проблему, через минуту у меня в руках нужная (и недорогая) щетка со скребком. Ура! Вставляю российскую карточку, а аппарат у меня выясняет: на латышском или на английском будем дальше общаться? - «Надо же!», - говорю, - «А банкомат сразу считывает ее российскость и на русском беседует!» - «Ха-ха-ха!», - смеется продавщица, - «этот аппарат у нас - националист, да! Зато мы все по-русски говорим!» И продолжает: «Знаете, у мужа брат в Подмосковье живет. Двоюродный. Никогда в гости не приезжал… Ну, они с мужем - не очень как-то. Раньше-то в советское время мы часто в Москву ездили - в командировку, к нему заезжали… Ну, неважно. В общем! Брат этот - Вася его зовут, так вот он каждый раз, когда звонит, все спрашивает: «Как вы там? По-русски-то можно еще говорить?» - Представляете?» - «Представляю!», - отвечаю, - «Сама из Москвы недавно вернулась, многие знакомые то же самое спрашивали!» Женщина вздыхает: «Пропаганда, что поделаешь! Национализм! Я вообще людей по национальностям не делю: русский, не русский, какая разница. Вот у меня: мать - латышка из Латгалии, но фамилия-то польская, а говорила только по-русски, у папы - белорусская, русская, еврейская кровь. Муж - наполовину русский, наполовину грек, а сын на латышке женился - внуки вот теперь по-русски и по-латышски говорят. Но мы себя русскими, конечно, считаем!» - «А латышский хорошо знаете?», - спрашиваю. - «Не очень! Ну, вот тут всякое - тазики-щетки-совки - это-то все знаю, так что могу разговор поддержать!», - отвечает продавщица и добавляет: «С внуками теперь латышский тренирую!» Смеется. - «Здорово!», - умиляюсь я. - «Да…», - кивает женщина, - «Вот только черных ненавижу!» - «Вы имеете в виду негров?», - не понимаю я. - «Да каких негров! У нас негры только в посольствах! Всяких этих… ну…» Она замолкает. - «Кого?», - переспрашиваю. - «Ну… чернявых таких… азиатов всяких там…», - говорит недовольно. - «Да я здесь из Азии особо никого не вижу, только вот студенты индийские попадаются…», - удивляюсь я.  Тетка почему-то обиженно молчит. - «А еще - украинцев!», - неожиданно добавляет, - «знаете, как это у нас говорится: где хохол прошел - там еврею делать нечего!» - «Господи», - говорю я. - «У меня свекровь-то - наполовину украинка была! Уж я-то знаю!» Хотелось спросить, кто из родственников у нее «чернявый такой» был… Но не стало. Бесполезно ведь.

Рижские картинки. О русофобии (часть первая)

stockfresh.com

Когда была в Москве, встречалась, само собой, с друзьями-приятелями. Сидим с подружкой в кафе, кофе попиваем. - «Ну что», - спрашивает строго, - «как там у вас с русофобией?» Смотрит пристально, не увильнешь. - «Плохо», - отвечаю со вздохом. - «Вот!!», - ее глаза загораются дьявольским огнем, - «Я знала!! Знала!!» - «С русофобией в Риге плохо», - говорю, - «Нет ее совсем!» - «Да ла-а-адно!», - ухмыляется подружка, - «Ну мне-то не заливай! С чего бы ты тогда латышский стала учить?» Задумываюсь: ну как объяснить, если человек не понимает… Говорю: «Это я с господином Альцгеймером, Алоис который, борюсь!» - «С Альцгеймером на немецком надо, а ты его уже знаешь!», - ядовито замечает приятельница и добавляет: «Не хотят они по-русски говорить, вот в чем дело!» Они - это латыши, значит. Рижане. - «Да в Риге русских - половина, в смысле русскоязычных», - говорю, - «И попрактиковаться в латышском трудно: латыши из милосердия сразу на русский переходят…» - «Да-да-да!», - кивает подружка, - «Знаем-знаем…» И, помолчав, с горечью добавляет: «А ты изменилась…»
В тот же день встречаюсь с другой приятельницей. Опять кофе, опять сидим в кафе. «Ну че там у вас?», - спрашивает. - «Нормально», - отвечаю осторожно. - «Скукотища?», - уточняет подружка. - «Да нет, что ты!», - радуюсь я (что не про русофобию), - «В Риге все время что-то происходит, город живет очень насыщенной жизнью!» - «Ну-ну…», - тянет она и, глотнув кофе, интересуется: «Ты там по-английски все больше? Или они немецкий понимают?» Началось… - «Да я все больше по-русски», - отвечаю, - «латышский-то у меня пока никакой…» - «Это ты с мужем по-русски, а с местными? Они же по-русски не говорят!», - говорит приятельница. - «А ты в Риге давно была?», - спрашиваю. - «Да никогда не была!», - отвечает.

воскресенье, 21 мая 2017 г.

Рижские картинки. Про туриста

Фото с сайта lakomiy-kusochek.ru

Стою на платформе в ожидании электрички в Юрмалу. Рядом - две женщины, одна моих лет, другая - совсем молодая. Мать и дочь, потому как младшая периодически сообщает: «Ну ма, перестань!» А старшая что-то ей тихо внушает. Дочь такая… необычная: вся в татуировках и пирсинге - гири в пупке, ноздре и ухе… Джинсы - в клочьях, мало что закрывают. Моя добродушная бабушка Надя про таких тихо шептала: «Вот оторва! Штаны бы снять, да и…» А тут и снимать нечего - на заднице дыры. По платформе идет мужик с рюкзаком и в бейсболке. Вглядывается в табло, смотрит на парочку и решительно направляется к ним. «Excuse me…», - обращается к девушке. Мать сразу делает шаг назад и отворачивается. Девица начинает бойко говорить по-английски. Мужик (как я улавливаю) уточняет, идет ли ближайшая электричка до Майори. У него неважное произношение, что облегчает - для меня - понимание. На табло появляется много латышских слов, и девица, жестикулируя, выдает длинную фразу. Мужик морщит лоб и, видимо, автоматически, переспрашивает по-русски: «В смысле?..» Девица сплевывает жвачку и отвечает: «И чего тогда вы…лся?» Мужик с ошалелым видом отходит - прямо ко мне. - «Едет, едет до Майори!», - успокаиваю я его. - «Ой», - сообщает мужик.

суббота, 20 мая 2017 г.

Парикмахерская за углом. Новости энтомологии (продолжение)

hristian.in

Прохожу сегодня мимо парикмахерской, у дверей стоит Влада, курит. Увидела меня и радостно: «Ой, это же вы про вшу вчера интересовались?» Громко так, главное… Киваю, не отпираюсь. - «Я вам сказать забыла! Вша мертвый волос не ест - ну седой там или крашеный! Так что вы не опасайтесь!» А я и не опасаюсь. Спрашиваю про вчерашнюю даму, которая записалась на сегодняшнее утро. - «Нет», - машет рукой Влада, - «С ней обошлось. Но перхоть - страшная! Еще бы, при таком сыне-то…» - «А что - сын? Он же ее в парикмахерскую привел, заботливый, значит?», - говорю. Влада решительно тушит сигарету: «Ага! Он сегодня все: мамочка то, мамочка се… Ну явно же - что-то ему от нее надо! С чего это о матери-то так заботится! Гнида какая…» Влада сплевывает и уходит в парикмахерскую…

пятница, 19 мая 2017 г.

Парикмахерская за углом. Новости энтомологии

graphicriver.net

Пришла в парикмахерскую, сегодня вместо Вики меня причесывает Влада. Ну и лаби, я не против. Народу никого, общаемся. Заходит пара: пожилая женщина с сыном, то, что это сын - видно сразу. Начинается разговор на латышском. Я прислушиваюсь и понимаю, что даме надо лишь помыть голову, но не просто, а шампунем «Низорал». И больше - ничего! Даже сушить не надо! Шампунь свой. Тетку записали на завтра. Задумываюсь: наверное, я все неправильно поняла - дома, что ли, нельзя помыться?Тут из недр салона выходит вторая парикмахерша, и Влада пересказывает ей беседу. Оказывается, я не ошиблась, действительно - только мыть специальным шампунем от перхоти.. Мастера обсуждают ситуацию. - «Что-то тут не так!»,- мрачно сообщает Влада. - «Да…», - тянет вторая. - «Думаешь?», - загадочно спрашивает Влада. - «Возможно»,- не менее загадочно отвечает та. - «А что такое?», - спрашиваю, - «может, у нее - радикулит? Или воды горячей нет?» - «Ха-ха!», - говорит Влада, - «Тут, скорее… живность!» - «Какая живность?», - удивляюсь я. - «Да вши, не понимаете, что ли?», - отвечает вторая парикмахерша. - «У такой приличной дамы?», - переспрашиваю. - «Ох», - сообщает Влада, - «вша - она такая, вша никого не щадит!» Ну, вша - так вша, не поправлять же. - «А откуда же они берутся?», - интересуюсь. - «Да как же! Это же доказано уже - от нервов!», - говорит вторая. - «Раньше считали, что только перхоть от нервов, а теперь вот ученые (Британские? - хочется сразу уточнить) доказали, что вша (Святые угодники!) зарождается на нервной почве!», - соглашается Влада. Я замираю, а потом решаю перевести разговор на старушку: «А вы думаете, что у нее - вши?», - спрашиваю прямо. - «Не исключено!», - говорит Влада, - «она, небось, «Низоралом» вывести хочет, а «Низорал» их не возьмет!» Мы молчим. Вдруг вспоминаю мамины рассказы про войну, как бабушка ей волосы керосином мазала, чтобы вши не завелись, и интересуюсь: «А вот… гниды? Откуда же они берутся?» Влада смотрит на меня строго: «А перхоть - откуда? Изнутри!» Вторая парикмахерша добавляет задумчиво: «Я думаю, из мозгов…»

четверг, 18 мая 2017 г.

Рижские картинки. Про родной язык (часть вторая)

abcawesomepix.com

Сегодня я проснулась наполовину японкой. Ну или - казашкой: левый глаз заплыл, а правый -  сузился до азиатского разреза. То-то мне ночью снилась непонятно откуда взявшаяся кошка, которая положила на лицо свой хвост… В общем, красота. То ли аллергия, то ли конъюнктивит, хотя ни к тому, ни к другому не склонна. Надеваю темные очки и отправляюсь в аптеку. Там одна посетительница, бойко что-то обсуждает по-латышски, провизор так же бойко ей отвечает. Мой латышский за время полуторамесячного отсутствия совсем сник и сейчас в ужасе замер… «Лабдиен», - говорю и думаю, что лучше просто снять очки и показать, чем пытаться описать. - «Лабдиен!», - отвечает женщина. Снимаю очки и жалостливо блею: «Нет ли кларитина… а может - альбуцида?» Аптекарь кивает, достает антигистаминное, а про альбуцид объясняет, что это - только в России, а здесь лекарство не сертифицированно. Предлагает итальянские противовоспалительные капли. Говорит на чистом русском, видно, что родной. Обсуждаем, надо ли идти к врачу, потому как, может, и так пройдет. Посетителей нет, и женщина с удовольствием со мной болтает. И я, конечно, спрашиваю, какой из двух языков для нее родной. Аптекарь задумывается: «Ну… русский, конечно!» - «А латышский такой бойкий у вас - это с детства?», - интересуюсь. - «Ой!», - смеется, - « У меня ведь русской крови вообще нет! Я уже сбилась считать: литовская, украинская, цыганская, польская, немножечко латышской и белорусской! А! Еще и еврейская! В доме всегда говорили по-русски, а во дворе - на латышском, с детства, потом в школе две подруги-латышки… Мы с ними сейчас когда встречаемся, они сразу - давай по-русски, чтобы не забывать!» - «А кем же вы себя считаете - в смысле национальности?», - уточняю. - «Я? Я - латышка, конечно!», - говорит женщина. Приглядываюсь своими опухшими глазами к бейджику, на нем написано: «Swetlana»…

среда, 17 мая 2017 г.

Рижские картинки. Про родной язык


Вышла из магазина. У входа - прилавочек, за ним - мальчик, продает клубнику. Клубника отличная. Заглядываюсь. И на мальчика - тоже: черноволосый, с яркими синими глазами, лет 14-15, красив полудетской, и  уже мужской красотой. «Свейки!»,- говорит мальчик. - «Свейки!», - здороваюсь в ответ и беру одну ванночку: «Вот эту, пожалуйста!», - автоматически говорю по-русски. - «Давайте», - отвечает мальчик по-русски и добавляет: «Клубника обалденно сладкая!» - «О, хорошо, что с русским не ошиблась!», - говорю. У мальчика абсолютно чистый русский. - «Я - латыш вообще-то!», - отвечает парень. - «Ой», - говорю, - «А такой прекрасный русский…» - «Ну… я вообще-то полу!», - говорит он. - А вот интересно: русская мама или русский папа?», - спрашиваю. - «Бабушка!», - смеется парнишка и добавляет: «Ну как… Бабушка - украинка, а вторая - русская, да. Но родной у меня - латышский!» - «Значит, деды - латыши?», - проявляю недюжинную догадливость. - «Ну, один дед - да, латыш, ну где бабушка - украинка… А второй - литовец, это мамин отец!», - отвечает мальчик, - «Вообще - русский родной, наверное…» - «А дома на каком говорите?», - спрашиваю. - «Дома - по-русски, но в школе - по-латышски, и друзья у меня - латыши! Так что родной - все-таки латышский!» Я улыбаюсь. паренек смеется: «Запутался я!» - «Ну и лаби!», - говорю.

понедельник, 15 мая 2017 г.

Таллин: час в старом городе


В Таллине - немцы. Много, говорливых, шумных. Группами ходят (чуть не написала - свиньей) и парами. Кажется, думают, что эстонцы говорят по-немецки: при непонимании просто повторяют погромче, но на английский не переходят. Немцы такие… слегка провинциальные (судя по выговору), немолодые. Около витрины магазина «Саламандер» (а там - скидки) застревают и очень громко обсуждают обувь: «Посмотри, вот эти светлые… нет-нет, балетки! За 109 евро! Что за цена? Дома я их видела за 79… Совершенно невыгодно…» Мужья кивают, но как-то… рассеянно, чувствуется, что они не в теме. Жены вроде бы недовольны, но двигаются дальше. С интересом рассматривают янтарь, щупают шерстяные вещи, цокают языком… но не покупают. Фотографируются с шерстяными тетками - колоритными куклами в местном трикотаже (сегодня день прохладный, так что рыжеволосые красавицы стоят утепленные). Экскурсовода слушают, но не очень. Зато в сувенирном магазине радостно покупают матрешки с Путиным и Трампом…






суббота, 13 мая 2017 г.

В мастерской

picsology.ru
Захожу сделать запасной ключ, а мастерская у нас - универсальная: когда-то только обувь чинили, теперь и пылесосы, и телевизоры с утюгами, и - написано - даже компьютеры. Хотя мастера все те же, обувные, лица знакомые. А очередь общая. Передо мной - женщина средних лет, даже, наверное, за 70, одета прилично, ничего особенного, но все аккуратно и добротно. Она принесла полусапожки. Полусапожки дешевые, китайские, да еще… синие. В таких - только с собакой по грязи гулять. Похожи на советские «прощай, молодость», только не из фетра, а из кожзаменителя. Видно, что поношены. Женщина просит заменить молнию, а молнии в сапогах не с боку, а прямо по середине, на видном месте. Приемщица ищет в своих запасах и находит синюю молнию, но, разумеется, не тон в тон. Показывает молча. Женщина разглядывает, потом говорит недовольно: «Цвет же не тот!» - «Цвет тот, но тон не совпадает, да!», - отвечает приемщица. Обе молчат. - «Ну, конечно, будет отличаться…», - говорит приемщица. - «А сколько стоит?», - спрашивает женщина. - «С работой полторы тысячи будет», - отвечает приемщица, - «Дороговато, конечно!» - «А у вас что - второй такой нет?», - удивляется женщина. - «В смысле?», - удивляется в ответ приемщица. - «Да надо обе поменять, и все!», - решительно говорит женщина. - «Три тысячи», - уточняет приемщица. - «Я считать умею!», - кивает женщина и продолжает: «А вот еще - смотрите - тут вот надо заплаты положить… тут… и тут!» Я задумываюсь. Конечно, я - не товаровед, но мне кажется, что полторы тысячи эти  сапожки стоили в юности… Платить 3 тысячи?… Или они какие-нибудь фирменные? А я ничего не понимаю? - «Вот, смотрите, можем тут вот кожзам сделать, и тут - цвет практически совпадает!», - показывает кусочки приемщица. - «Мне кожу надо, вы что!», - возмущается женщина. - «Натуральную кожу на кожзам ставить - никакого смысла нет!», - не выдерживает приемщица, а я тихо радуюсь: значит сапожки действительно из клеенки… угадала я. Женщина взвивается: «Вы меня не учите! Заплаты - только из кожи, это не обсуждается!» Приемщица кивает, достает другие, прикладывает к сапожкам. - «Ну, с набойками… так… ну да: получается 4 тысячи 684 рубля!», - говорит приемщица. Я открываю рот. Женщина кивает: «Да, хорошо!» и открывает кошелек. Приемщица достает из ящика какие-то синенькие штучки и говорит: «Смотрите: мы еще можем на молниях бегунки поменять на вот эти - они по тону совпадут с вашими заплатами… Они по 26 рублей у нас… Хотите?…» Женщина вдруг начинает орать: «С ума сошли??? На говноступы?? 52 рубля??» Хватает сапожки и вылетает из мастерской… - «Весеннее обострение», - невозмутимо комментирует приемщица и спрашивает: "Вам ключ? 100 рублей! Делать будете? Точно?..."

четверг, 11 мая 2017 г.

О девичьей чести

pobedpix.com
Выхожу из дома. Останавливается машина, мужик лет сорока, может, и моложе, в окошко спрашивает про улицу, которая от нас довольно далеко. Начинаю объяснять и понимаю, что дорогу знаю ногами, не уверена, проедет ли машина. Рядом тормозит старуха - высокая, сухая, платок узлом под подбородком: "Тебе куда?", - спрашивает строго. Мужик называет. - "Эту не слушай, значит так: едь прямо, а на перекрёстке сверни!", - говорит старуха. -"Куда свернуть-то?", - уныло спрашивает водитель. - "Домишко неказистый, у него!", - отвечает бабка. -"Да у вас тут все... неказистые!", - говорит мужик, но почему-то продолжает слушать. -"Ты проедь, там лужок такой, навроде газона, и сверни, тока осторожно, там машины ездиют! Я сама туда за молоком!", - продолжает старуха. Я ее рассматриваю - лет 80, а может - и 90, не поймёшь. - "Бабушка, а может сядете, покажете?",- спрашивает водитель, - "Я вас подвезу?" Бабка делает шаг назад: "Ишь, какой! Не сяду!" Мужик кивает и уезжает. Старуха смотрит на меня и сообщает: "Ноги гудят..." - "Так что же...", - начинаю я. -"Снасильничает!", - обрывает меня старуха.

среда, 10 мая 2017 г.

Разговор



stihi.ru  
Слышу разговор двух пожилых женщин, явно пенсионерок, одна, как выясняется - «Танюха», она крупная, рыхлая, в малиновой вязаной шапке и стеганом пальто. Вторая - «Лизок», и правда - небольшого роста, в куцей куртке, на голове намотан шарф.
Лизок: «А ты что, Танюха?»
Танюха: «Ну что, что… А ей говорю: «А я живу прек-рас-но! Пенсии хватает на все! И остается еще!»
Лизок, с удивлением: «С ума спятила? Зачем?»
Танюха, решительно: «Что значит - зачем?? Вот так и сказала, Лизок!»
Лизок, задумчиво, а потом - с интересом: «Чё врать-то… А она что?»
Танюха, со смехом: «А она - ржать! Говорит: «Ну ты даешь, Танюха! Какая у тебя пенсия-то? У укладчицы?»
Лизок: «А ты?»
Танюха, с сердцем: «А я, Лизок, так разошлась, так разошлась и говорю: «Так у меня - вторая пенсия…» и молчу»
Лизок, с укором: «Танюх, ну какая такая вторая-то, что ты брешешь?»
Танюха, понизив голос: «А я ей и говорю: «У меня вторая пенсия - военная! Кондитерская фабрика - это прикрытие было!» Она так и села!»
Лизок, с ужасом в глазах: «Так прям ей и сказала??!!»
Танюха, решительно: «Так и сказала, Лизок! Потому что так мне обидно стало, вот и ляпнула! Она говорит: Сколько?» А я думаю: сколько сказать? Говорю: 300 евро!!»
Лизок, удивленно: «Скоо-о-лько?? Чего так много-то??»
Танюха: «А мне надо за телефон было заплатить 300 рублей, я все в голове держала - не забыть, а тут прямо и выпалила: 300 евро!!»
Лизок, помолчав: «А она?»
Танюха, задумчиво: «А что - она… Она так уважительно мне говорит: «Ты… подполковник, что ли?» А я думаю: уж не майор, слава богу! Дослужилась! Я ей говорю: «Не спрашивай больше ни о чем! Все засекречено!» А то спросит, а что я ей скажу… Говорю, теперь только через 50 лет рассекретят…»
Лизок, с испугом: «Тань, ты чё?»
Танюха, вдруг всхлипнув: «Я, Лизок, говорю ей, а сама - плачу!»
Лизок: «Да что плачешь-то, Танюх, ну ты чего?»
Танюха, вытирая пальцами глаза: «Вот, говорю ей, и думаю: через 50-то лет… Это ж даже дети мои ничего не узнают! А может меня даже наградили… Посмертно…»

суббота, 6 мая 2017 г.

Парикмахерская за углом. Другая. Про географию

gallery.ru
Дело в том, что в Москве у меня - две парикмахерские: в одной, которая совсем «за углом», навожу красоту… текущую, а в другой - чуть подальше - долгоиграющую. И вот сегодня пошла во вторую, с гордым наименованием «салон». Заглянула к Наташе брови нарисовать: она прокрашивает каждый волосок, а потом еще щеточкой их приглаживает. Красота! - «Ну, как там ваша Рига?», - спрашивает. - «Хорошо», - отвечаю, а потом поправляюсь: «Ну, нормально». Наташа молчит. - «А что вот Рига… это Россия?», - продолжает. - «Нет!», - отвечаю твердо, - «Не Россия!» Наташа сосредоточенно наносит краску на мои брови. - «А на каком же они, интересно, говорят там?.. На эстонском?» Я задумываюсь, почему Рига из России сразу в Эстонию переехала. - «Да нет, они там все больше на латышском…», - извиняющимся тоном объясняю. - «Интере-е-есно!», - иронически говорит Наташа, - «почему это они в Эстонии на латышском говорят?» - «Так это же - Латвия…», - говорю. - «Латвия?», - переспрашивает Наташа, и добавляет: «Ну, в смысле Литва, да?…» Я киваю.

четверг, 4 мая 2017 г.

Про грибы

daomail.ru
На Таганской площади стою на переходе, только подошла, а светофор на красный переключился, цифру 80 зажег. Тикает. Обидно, не успела. Стою. Подходит старик и бросается вперёд. Инстинктивно хватаю его за рукав и удерживаю. Он не вырывает руку, но, повернувшись, бросает: "Чего хватаешься?" Говорю - красный же! Но рукав выпускаю. - "Думаешь, слепой? Я получше тебя вижу!", - говорит, ухмыляясь. -"Машины же!", - сообщаю очевидное. - "И, девонька, я, считай, 80 лет на красный бегаю, и ничего, живой! И маманя моя, царство ей небесное, всю жизнь через дорогу бегала! До 98-ми прожила, слава Богу! И до ста бы прожила, а грибочков на ночь поела. Вот и не знаю: несварение или отравилась?" - говорит дедулька. - "Куда же торопитесь так?", - спрашиваю. - "А вон Кофехаус на той стороне, видишь? Я там полдничаю!", - информирует дед. - "Да вы посмотрите, как несутся! Ведь не затормозят", - по-старушечьи причитаю я. - "Не того боисси!", - резко бросает старик, - "Все, кто на зелёный шли, на кладбище давно! А я - живой! Теперь вот пули надо бояться... зеленки...", - мрачно добавляет дед. Пока говорили, свет опять стал красный. Старик рванул, бросив на ходу: "С грибочками поосторожней!" Машины хором взгуднули, но дед уже был у кофейни...

среда, 3 мая 2017 г.

Парикмахерская за углом. О городах

nikeabooks.ru
Решила заглянуть к Диле, давно ведь не была. Рассказываю про Ригу. - «Даже метро нет? Как же люди живут?», - сокрушается она. Я успокаиваю. Но не очень получается: услышав, что я в основном хожу пешком, цокает языком: «Не находишься!» Я объясняю, что Рига - не Москва, и по центру ножками очень даже хорошо получается. - «Как наш Чкаловск?» (Чкаловск, недавно переименованный в Бустон таджикский городок, откуда родом Диля и где живет вся ее родня), - радуется Диля. Уверенно говорю, что существенно больше. (В Чкаловске, думаю, тысяч тридцать, если посчитать еще и всех собак с кошками). Диля задумывается, видимо, повышая статус Риги и сдвигая ее поближе к Москве…

«А какие у вас новости?», - спрашиваю. - « Мой-то бывший женщину себе нашел!», - сообщает Диля. (На самом деле, он - не бывший, потому как они не разводились: «Оно мне надо?», - говорит Диля, - «Я замуж больше не собираюсь, наелась досыта!») - «А что за женщина?», - спрашиваю. - «Москвичка, с квартирой, русская!», - с некоторой даже гордостью докладывает Диля. Я не знаю, как реагировать. - «Живет у нее. На всем готовом. Она его кормит и поит, мой - на диване!» Молчу. - «Нет, вот вы мне скажите: мы в Чкаловске или в Москве?» - спрашивает Диля. Отвечаю без запинки, даже не выглядывая в окно. - «А что тогда?», продолжает Диля. - «А что?», - осторожно спрашиваю. - «Да разве это нормально?? Русская, москвичка, с квартирой, бездельника обслуживает! Она же не забитая восточная женщина!» - «Ну… всяко бывает», - говорю дипломатично. Диля молчит. Потом хихикает: «Я ей написала!» О-ля-ля… - «Как это?», - интересуюсь. - «Ну как? Она ко мне на страничку каждый день заходит. Может, думала, что я слезы по бывшему лью. А я видео выкладываю - песни пою. Веселые… Ну, в общем, стали переписываться. Ну, она все про бывшего - что он любит, а что не любит? Выпытывала. Ну я и написала: любит лежать на диване. Не любит зарабатывать деньги!» Диля смеется. - «И что?», - спрашиваю. - «Ну что… вчера звонит бывший, говорит - она его выгнала!», - сообщает Диля. - «Ой», - говорю. - «Ну! Так он, Оля, у меня денег на гостиницу просит, представляете?», - рассказывает Диля. - «Дали?», - спрашиваю неуверенно. - «Щас! Я ему сказала: на гостиницу не дам - ишь, чего захотел! На хостел дам. Для гастарбайтеров. Тут один есть, таджики держат. Но не наликом - я ему в руки деньги не даю… С карточки им кинула», - Диля усмехается, - «А эта, которая его выгнала, мне пишет: давай вместе искать нормальных мужиков. А где искать-то…» Помолчав, грустно спрашивает: «В Риге ведь тоже нет?» - «Ну, почему, есть, наверное, Рига же - большой город…», - отвечаю. - «Ага. Большой. Даже метро нет. Если уж в Москве так, то остался только Нью-Йорк…», - говорит Диля, - «Мне одна рассказывала…»

вторник, 2 мая 2017 г.

Гадюкино. Слава богу

Зашла в «Дикси», а там все переделали: часть помещения отдали под аптеку, расширился собачий-кошачий магазинчик, собственные полки сдвинули потеснее. Кассы теперь три, одна закрыта каким-то ящиком из под чипсов, на нем написано «не работает», вторая не работает просто - без ящика и объявления. У единственной оставшейся - толпа. Прямо вот очень приличная очередь. Встала. Стоят в основном наши гадюкинские бабульки. Передо мной - мужик в тельняшке, навеселе, и это понятно: уже час дня. Подошедшая бабка, оценив перспективу стояния, негромко спрашивает: «А где… еще кассир..?» На нее сурово смотрят остальные: «Ишь, только подошла, а уже!» Бабка начинает пристально рассматривать товары по сниженным ценам, как будто это и не она вопрошала. Через пару минут уже матрос, хмыкнув, спрашивает громко: «А ху.. мы тут стоим? Вторая кассирша чай пьет?» И тут я бросаю взгляд на первую и пока единственную женщину за кассой - она выраженной славянской внешности. В нашем «Дикси» уже очень давно работали только киргизы и таджики, вернее - киргизки и таджички. Я это знаю точно, потому что иногда вступала с ними в разговор. Они были довольно вежливы, а на хамство покупателей никогда не реагировали, просто молчали и улыбались своими азиатскими улыбками. И тут женщина на кассе открывает рот и кричит: «Достали!! Нету второго кассира! Он товар вам разгружает!». Кричит так знакомо… по-советски, с чудесной интонацией «шоб вы все сдохли». Матросик куражится: «А грузчики на что?? Жаловаться буду! По прямой линии!» Некоторые бабки ровно и одобрительно гудят, без слов, и та моя бабка, осмелев, тоже. Кассирша встает и уходит. Очередь замирает. Бабки, вспомнив былое, привычно начинают ругать мужика в матроске: «Не надо было, сынок, ее злить! Хуже только…», - говорит одна, которая ближе всех к кассе, у нее полная тележка. Другая добавляет жалобно: «У меня же пЕльмень весь растает!» Она стоит через человека от меня. Подходит какой-то парень в бейсболке козырьком назад, окидывает взглядом мертво стоящую очередь, сообщает: «Охренеть!», бросает корзину с едой и выходит из магазина. Трое у кассы начинают хором звать кассиршу. Наконец она появляется и сообщает: «Вы тут не митингуйте! Ишь! Мы вам не киргизы! За такие деньги работать!» Очередь пристыжено молчит: действительно… - «У меня вообще - санитарный перерыв, может!», - добавляет кассир и опять уходит. - «Живой человек, между прочим…», - говорит бабка с пельменями, - «может ей приспичило? Понимать надо…» - «С их еды - понос!», - громко сообщает мужик в тельняшке. Старушка с тележкой, задумчиво сообщает: «Она-то в чем виновата, это же все киргизы уволились, а ей - отдуваться! Надо же войти в положение…» Очередь входит в положение, хотя не единодушно. Матрос сообщает: «Твою мать! За пивасиком зашел! Уда-а-чно!» - «Ты, сынок, иди, вперед меня вставай», - говорит бабка у самой кассы, - «она сейчас дела свои сделает и ты первый будешь!» Мужик в тельняшке прется сквозь очередь. Кассирша возвращается и орет: «Социальные карты готовим, не задерживаем, кладем все быстренько!» Старуха, стоящая за мной, радостно вздыхает: «Ну и слава Богу, и нечего было шуметь! Мы же русские люди! Неужели не потерпим…»