пятница, 16 июня 2017 г.

Гадюкино. Ремонт. Капитальный


В нашем доме ремонт: поменяли окна на лестничной клетке, потом - лифт. Правда, оконные проемы - как после бомбежки, ну да ладно. Может, стены покрасят кастрюльной краской, и будет совсем Версаль. А сейчас меняют трубы, батареи и прочее. Ну и хорошо, подумала я, обновление - даже в таком варианте - благо. «Зимой замерзнем!», - сказала соседка с верхнего этажа, - «Щели-то на окнах - в палец!» И правда. Старые были некрасивые, но двойные. - «Ну, все-таки лифт новый…», - протянула я. - «А старый чем плох был?», - парировала соседка. Я промолчала. - «Зеркала не было!», - вспомнила вдруг. - «Так было же, было! Разбили, не помните? И это разобьют!», - мрачно сообщила соседка. Не поспоришь. Выхожу сегодня из квартиры. От лифта вниз  - 5 ступеней. Но наступить нельзя. Что-то черное и вязкое. Конечно, можно съехать по перилам… Но как-то уже не по возрасту. На цыпочках бочком просачиваюсь. Навстречу - мастера. - «Что это?..», - спрашиваю, а в ответ - тишина. Смотрят на меня работяги, и молчат. Может, и сами состав не знают? - «Уберете?», - снижаю тон. - «За такие деньги - не обязаны!», - сообщает один. - «Мы вам не дворники!», - добавляет второй. - «Нет!», - просто информирует третий. Медленно зверею. - «А как прикажете ходить?», - спрашиваю ядовито. - «А ножками, ножками!», - сообщает первый. - «Не барыня!», - добавляет второй. - «Молча!», - информирует третий.
Диспетчерская у нас в соседнем доме, шагаю туда. Дверь с надписями «Посторонним вход воспрещен!» и «Не беспокоить!» полуоткрыта. Стою, вопрошаю через порог: «Можно?» «Дама» - дородная блондинка с кружкой и булкой в руке - смотрит и не отвечает. Захожу. - «Чего вам?», - интересуется наконец. Излагаю. - «И что?», - спрашивает. - «Летать не умею!», - говорю. - «А что за вещество разлили, не знаете?», - любопытствует диспетчер. - «Нет, анализ не успела сделать!», - отвечаю. - Интере-е-есно!», - реагирует тетка, - «А пахнет?» - «Не нюхала», - сообщаю я. Входит мужик в комбинезоне. Останавливается и слушает. - «Гидроизол?», - спрашивает у тетки. - «Не факт!», - качает она головой. Смотрят друг на друга. - «Ну не гудрон же?», - говорит тетка. - «Не исключаю!», - раздумчиво сообщает мужик. - «А оно липкое? Или вязкое?», - любопытствует. - «Послушайте!», - почти воплю, но так - не увлекаясь: с начальством же беседую, - «Ну надо же убрать! Старики же поскользнутся! Сломают себе что-нибудь!» - «Старики - это в собес! Это - не к нам!», - смеется диспетчер. Видимо, я меняюсь в лице, потому что мужик в комбинезоне говорит вдруг участливо: «Это Люба шутит! Вы, дамочка, не бледнейте тут! Что вы нервничаете-то? Ну, уберут… В понедельник… Или позже!» А Люба добавляет: «У вас там на двери подъезда - план ремонтных работ висит. Кажется, в декабре завершат! Такое дело. Скажите спасибо, что не сносят!» Спасибо.