суббота, 29 апреля 2017 г.

Филологи


Еду в метро, в вагоне тесно, как вошла, так и встала. Стою. Передо мной сидят два мужика, у одного в руках полуторалитровый бутылек «Очаковского», наполовину выпитый, а другого - такой же, почти пустой. Мужики общаются. Матом преимущественно. Но так беззлобно, даже… дружески, хотя проскакивает то и дело: «Убью, сука!» и «Гад!» - это из приличного. Мат такой… не очень профессиональный, смысл беседы не улавливаю, а может его и нет вовсе. Стою, держа в руках книгу так, что обложка им видна. На мат не реагирую, передвинуться некуда. Читаю и поглядываю поверх книги. А книга у меня - на болгарском. Дело в том, что я стараюсь не забывать этот чудесный язык, и когда бываю в Болгарии нагло пытаюсь говорить с местными жителями на любые темы. Болгары - народ вежливый, терпят. А еще я всегда покупаю дамский журнал, а к нему в приложении книгу дают, и все удовольствие - 4 лева, то есть 2 евро. Ну грех же не купить толстый роман - неважно о чем. Итак - стою, слушаю матерную беседу, книжку почитываю. Вдруг тот, у кого меньше отпито, вглядывается в название моей книги, тычет собутыльника в бок и говорит: «Смотри! Тетка-то, бл@дь, на казахском читает!» Второй тоже всматривается и радуется: «Ага! Точно! Я в сортире, когда сижу на толчке, на пшикалке всегда инструкцию читаю, там точно на казахском! Они же нашими буквами пишут!» Я молчу, естественно. Первый продолжает: Ни хера баба не понимает, вишь? Казашка потому что!» Второй всматривается уже в меня и соглашается: «Точняк! Смотри, она же косая, да?» Первый вздыхает: «Сколько же их понаехало, москвичам не продохнуть!»