вторник, 29 января 2013 г.

Борщ вегетарианский с запеченой свеклой или довольно длинная история о "красном вареве"


У меня, как и у каждого ребенка, рожденного после войны, к немцам было отношение соответствующее: фильмы про фашистов показывали регулярно. Но в школе я учила немецкий… Как-то внутри все это уживалось: фашисты были плохие, а немцы - не то чтобы очень. В школу регулярно приезжали делегации и нас приучали общаться с носителями языка. Их кормили обедом в школьной столовой, а потом устраивали беседы. Однажды на такой встрече оказались совсем взрослые дяди и тети. Помню, как они с недоумением смотрели на налитый в тарелки борщ и лишь один немолодой мужчина выхлебал все. Потом рассказал мне, что у него трое детей, и младший сын Петер мечтает переписываться с девочкой из Советского Союза. Ну, мальчик - так мальчик, хотя лучше бы, конечно, с девочкой. В результате обмениваться письмами мы стали как раз с папой, а сынишка лишь приписывал - на русском - пару фраз из учебника. Немец каждый раз рассказывал что-нибудь о своей семье, и постепенно я узнала много интересного. Например, что он - архитектор, как его отец и дед, и что семья живет в доме, построенном еще прадедом. И фотографию прислал - неплохая такая вилла… Еще он вспоминал, как познакомился со своей женой - мамой Петера. Случилось это в Советском Союзе во время войны - в самом ее конце. Его, совсем мальчишку, забрали в армию - всех тогда забирали. На эту тему  я вопросов не задавала, а он упомянул лишь службу в строительных войсках. То есть, конечно, меня подмывало написать ему: "А скольких наших вы угробили?", но я понимала, что вряд ли получу правдивый ответ. Мой друг по переписке рассказывал, что Россия запомнилась ему диким холодом, он мерз постоянно и постоянно болел. Однажды - тут история становится совсем невнятной - он, в полубреду, забрел в какую-то избушку (видимо, на оккупированной немцами территории), где старуха накормила его "кипящим красным варевом", после которого солдат уснул у печки, обняв автомат. Его накрыли какой-то шубой и дальше он мало что помнил. Вроде бы приходили в избу партизаны, галдели, что-то пили-ели, но его - тощего ганса - почему-то не тронули… А может, все это ему приснилось - ведь оружие-то точно должны были бы забрать… После этого немец поправился и уверовал в чудодейственное русское лекарство, название которого он так и не выяснил. Потом попал в плен, и уже в этом качестве познакомился с нашей девушкой. Она оказалась наполовину поволжской немкой, а на вторую половину - украинкой. В начале войны ее  родителей, как и положено,  выслали, а она как-то оказалась неучтенной, жила у тетки и понимала, что за ней могут прийти в любой момент. В общем, тогда ее положение было, конечно, лучше, чем у моего знакомого гедеэровца, но - ненамного. Как уж они познакомились, не помню, но он узнал, что она - немка, хотя по-немецки-то девушка практически не говорила - в русском окружении, да еще в военное время немецкий надо было забыть раз и навсегда, что она и сделала. В общем, поженились они и уехали в ГДР - на родину мужа (так удачно вышло, что он оказался из Магдебурга - ставшего социалистическим). Немецкая родня встретила невестку задумчиво: с одной стороны, война-то только закончилась, и любить русских как-то не хотелось, с другой - породниться с представительницей великой державы казалось дальновидным. Жена в чужой стране ничего не понимала, плакала и скучала… по борщу. Что это - муж никак не мог понять, но женушка кое-как растолковала. Свекла в ГДР продавалась, но ее немцы ели только в маринованном виде. Наконец немец купил этот странный овощ, и на обед был приготовлен борщ! Borschtsch -  как это прелестно пишется по-немецки. То самое красное огненное варево… В общем, это стало любимым блюдом в доме, называлось чудо-супом  и послужило неожиданно безболезненному вхождению молодой в большую немецкую семью - "rote Suppe" родне понравился, к тому же свекла стоила недорого, а экономность - лучшее украшение женщины… Особенно - немецкой.


Борщ вегетарианский с запеченной свеклой

Свекла – 2 средних
Картофель – 4 средних
Морковь – 1 небольшая
Корень сельдерея – ½ небольшого
Кипяток – 1,5 л
Лук – 1 шт.
Лук порей – ½ шт.
Красный перец – 1 шт.
Томаты в собственном соку350 г (1 упаковка)
Капуста – маленький кусочек
Чеснок4-5 зубчиков
Укроп, кинза, петрушка – по 1 небольшому пучку
Соль – 3-5 ч.л.
Лавровый лист – 2 шт.
Свежесмолотый черный перец – 1 ч.л.
Оливковое масло -1 ст.л.
Сок 1-го лимона

Свеклу завернуть в фольгу (не снимая кожицу) и запечь в духовке в течение 40-45 минут, остудить, очистить. В 3-х литровую кастрюлю с толстым дном налить масло, положить мелко порезанный лук, потомить его на маленьком огне, не зажаривать. Через 5 минут добавить порезанную морковь, еще через 5 минут – тертый корень сельдерея. Закрыть крышкой и готовить еще 5 минут. Картофель порезать кубиками, добавить в кастрюлю, помешивая, готовить еще 5 минут (под крышкой). Затем добавить кипяток, подсолить, довести до кипения и готовить еще 10 минут, затем добавить мелко порезанную свеклу и томить под крышкой на маленьком огне еще минут 10-15. Порезать перец и капусту, добавить в борщ, через 5 минут положить томаты. Готовить на маленьком огне под крышкой. В конце добавить пропущенный через пресс чеснок, лимонный сок и зелень, затем окончательно досолить. Выключить, дать постоять под крышкой хотя бы полчаса настояться. Вкуснее есть на следующий день.

P.S. Этот борщ прекрасно готовится в мультиварке на режиме «Тушение».