понедельник, 9 сентября 2013 г.

Выборы мэра Москвы или заметки наблюдателя


Когда сам приходишь на выборы, проводишь на участке не больше пяти минут. В этот раз мы были наблюдателями, а значит появились в УИКе в 7.30 и ушли после подсчета голосов и получения протокола. Разумеется, я не хочу писать об общих местах - о том, что пожилые и очень пожилые притопали практически к открытию (старая советская закалка), что очень многие избиратели - независимо от возраста - выглядели так, будто это событие происходит впервые в их жизни, что молодежь предпочла сидеть на диване и играть в стрелялки, а некоторые влетели за минуту до закрытия.
Мы - наблюдатели, а значит только наблюдаем: руками ничего не трогаем. И слушаем, конечно. Вот появляется старушка. Идет и бормочет: "Собянин, Собянин, только не забыть… Со-бя-нин, Со-бя-нин…" - полное впечатление зомби, или человека под гипнозом. Берет бюллетень и, считая меня представителем власти, громко заявляет: "Так и знайте, я голосую за этого… как его… за… Со-бя-ни-на!" Я улыбаюсь и молчу. Бабулька продвинутая: "Где тут камера у вас? Я и в камеру скажу! Только за этого, как его…"
Старик боится подойти к кабинке - а там ведь еще и шторка есть: "Зачем? Вдруг там камера иностранная? Я уж тут, на урне прямо Собянина вычеркну!" Наблюдательница от местного собеса вздрагивает: "Дедуля, тут никого не вычеркивают! Тут надо галку ставить! Против кандидатуры!" Дедок прищуривается: "Против? Как же… а нам сказали…" - "Нет-нет, не против, а напротив!!", - пугается дама, и оглядывается на меня: "На-про-тив!" Дед пытается опустить незаполненный бюллетень, явно окончательно запутавшись…
Народ идет чинно-мирно. На языке уже мозоль: каждому повторяю: "Проходите, пожалуйста, к кабинкам, там есть ручки!" Потом сокращаю до: "кабинка-ручка-ваш выбор"… Вдруг оживление: входит громогласная бабушка, хочет не просто голосовать, но пообщаться. Требует председателя УИК. Что такое, что не так? Наблюдатели ставят уши торчком. - "Где у вас льготная подписка на "Московский комсомолец"??? Я вас спрашиваю!!" Подписки нет, и льготной - тем более. Дама бушует: "Сейчас буду звонить Собянину на горячую линию!" Председатель - учительница биологии пенсионного возраста (опыт работы с буйно-помешанными у нее просто зашкаливает) профессионально улыбается и держит бабульку взглядом. Выслушивает ее вопли, не особенно даже объясняя, что подписка не в ее компетенции. Наблюдатель от собеса саркастически улыбается: "Щас он вас прямо и выслушает, Собянин-то! Прям на телефоне сидит, охрип вам всем отвечать!" Бабка еще не понимает, что здесь сидят зубры, которые и не таких обламывали. Ее вежливо приглашают в буфет - ведь для старшего поколения возможность купить пирожок за 15 рублей является сильным аргументом и одновременно анестетиком. В процессе поедания выпечки выясняется, что бабулька вообще не с нашего участка, о чем ей радостно и сообщают. Приходит следующая избирательница - говорит тихим голосом, как заговорщица: "Нет, да что же у нас делается-то, а? Это когда же скамейки у подъездов поставят, я вас спрашиваю?" Тут вступает в разговор еще один наблюдатель - молодая женщина, отказавшаяся назвать нам, остальным наблюдателям, кого она представляет. - "Тайна, что ли?", - спрашиваем. - "Ну, я СМИ одно представляю…", - говорит, сводя глаза к переносице. - "СМИ? А какое, не скажете?", - интересуемся. Девица стискивает зубы и, почти не открывая рта, сообщает: "Секретное!" И вот это секретное СМИ вступает разговор: "А вы свой адрес сообщите!" - "Зачем это?", - пугается бабушка, - "Адрес им скажи! И-и-и, хитренькая ты какая, девушка! Вы скамейки поставьте, подъезды в порядок приведите, бомжей, чтобы на лестнице не ночевали, выгоните! Вот тогда и адрес спрашивайте…"
Пожилая пара долго рассматривает информацию о кандидатах, читают о количестве квартир, доходах и семейном положении. Дед сидит, бабушка ему выдает коротко только то, что считает нужным. Совещаются, кого выбрать. Приходят к общему выводу: у Собянина нет своей жилплощади. Жалко мужика, у жены живет: "Давай его вычеркнем, может мэром станет, так квартиру дадут - государственную…" Дед смотрит на фото Собянина через лупу и сообщает: "Примак, видно, как я… У меня вон тоже своего ничего нет…" Жена оглядывает его хозяйским взглядом: "Вот и молчи!" И дед молчит.
От Собянина у нас в наблюдателях молодой парень - в кожаной куртке и приличных кроссовках. На лице - полнейшее равнодушие к процессу, периодически беседует по мобильнику с подружкой и играет на айпеде. Ближе к обеду выясняется, что он студент МГУ и лишние 3 тысячи ему не повредят. Но, с другой стороны, это не такие деньги, чтобы проявлять инициативу. Во второй половине дня сваливает, появляется только, чтобы получить копию протокола - для отчета.
Секретное СМИ и дама из собеса беседуют, как мать и дочь. Они, и правда, чем-то похожи - настороженностью и нервностью. Но к концу нашего совместного бдения все больше расслабляются, а когда пошел подсчет голосов, даже радостно сообщают: "Ого! Сколько за Навального!" Когда выясняется, что по результатам нашего участка будет второй тур, начинают открыто говорить о квартирах Собянина, подмигивая нам в том смысле, что они-то уж точно знают: "И куда вот ему столько? На тот свет не заберет!" -"Ну что вы так мрачно?", - смеюсь я. - "Да мы-то информированы, в отличие от вас, вот потому и мрачные…" Расходились по домам, чуть не расцеловавшись на прощание. Дама из собеса ласково улыбнулась: "Ну, даст Бог, на втором туре еще вместе поработаем!"