суббота, 13 ноября 2010 г.

Черный хлеб с яблочным уксусом или о бедной старушке замолвите слово… (часть 1)

Часто иностранцы считают, что все русские, независимо от возраста и пола, тяпнув стакан водки, говорят странный тост "На здоровье!", а затем лезут обниматься с сидящим рядом бурым медведем. И видя перед собой вполне похожего на них - по одежде, манерам и даже языку - человека, все равно в глубине души подозревают его … в некотором своеобразии.

В 70-х г.г. прошлого века отец поехал в Вену читать лекции в тамошнем университете. Поселили его у фрау Ауингер, пожилой профессорской вдовы. Квартира была просторная, да еще и рядом с местом работы. Хозяйка оказалась приветливой, но сдержанной. Надо сказать, что университет платил вдове за проживание отца сполна, широким жестом компенсируя дополнительно и все ее расходы на электричество и воду. В первый же день фрау Ауингер провела подробный инструктаж - сюда ходи, туда не ходи. В сущности, отцу была нужна лишь кухня и ванная комната с туалетом. Он поблагодарил за выделенные сковородку и кастрюльку, поцеловав ручку за разрешение пользоваться электрическим чайником. Вечерами вдова приглашала папу к себе - "выпить чашечку кофе и поговорить о России". Он исправно просвещал представительницу австрийской интеллигенции, объясняя, что в Москве волки практически не воют и по воду с коромыслами ходят лишь в крайнем случае. Беседы велись, разумеется, не просто на немецком, а  даже на его южном наречии. Днем вдова выходила на охоту. Стоило отцу направиться из комнаты в туалет, как тут же слышались шаги невесомой старушки - она, прильнув к двери, проверяла, сколько раз спускается вода. После этого решительно выключала свет в коридоре, доставляя отцу несколько приятных минут кромешной тьмы и натыкания на многочисленные предметы. Затем фрау перемещалась в кухню и задумчиво смотрела, сколько наливается воды в чайник, заметно вздрагивая, если ее количество превышало одну чашку. "Стоит ли греть воды на две чашки, если вы выпьете лишь одну, господин профессор?" - вопрошала она. Папин ответ, что ему, возможно, захочется больше, вызывал тираду о загадочной русской душе…

Два раза в неделю хозяйка чистила перышки и отправлялась на встречу с подругами. Там она рассказывала о чудаковатом профессоре из Москвы, и все смотрели на нее, как на мученицу-миссионершу, ежедневно рискующую жизнью ради святого дела… Когда командировка закончилась, фрау Ауингер, расчувствовавшись, всучила свою сухенькой лапкой папе презент - со словами: "У вас в России едят ведь только черный хлеб, это - вашим деткам!" В Москве мы радостно кинулись распаковывать красивую посылочку. Там лежал … батончик белого хлеба!

Итак, очередной рецепт черного - нашей основной пищи:


Черный хлеб с яблочным уксусом

Мука ржаная (обдирная) - 400 г
Дрожжи - 1,5 ч.л.
Яблочный уксус - 1 ст.л.
Соль - 2 ч.л.
Вода - 260 мл
Солод ржаной - 2 ст.л. (заварить 80 мл кипятка и дать остыть)
Манка - 50 г
Растительное масло - 2 ст.л.
Мука - несколько ложек, до схватывания колобка

Заварить солод. В воде разболтать манку и дрожжи, дать постоять до набухания крупы. Добавить все ингредиенты и замесить липкое тесто (в отличие от теста на пшеничной муке ржаное не собирается в гладкий колобок). Месить в хлебопечке или в комбайне минут 20. Переложить в форму и ждать, пока тесто не увеличится заметно (раза в полтора). Поставить в горячую печь.