воскресенье, 9 января 2011 г.

Москва... и москвичи (часть вторая)


Выхожу из дома и слышу - С Новым годом! Оглядываюсь - дворник-таджик Саша (не Саша уж точно, может быть, Алихан, но он упорно переиначивает свое имя на русский манер). Этот человек - единственный из наших гастарбайтеров, кто не просто отвечает на мое приветствие, но и  первым здоровается. Остальные смотрят и молчат, и только услышав "Доброе утро!", неуверенно улыбаются и что-то бормочут  в ответ. Их всех я отлично знаю в лицо, ведь регулярно гуляю то с одной, то с другой собакой. Вижу, как в любую погоду, с самого утра они скребут тротуары, метут, убирают листья, постоянно что-то чистят и прихорашивают. Собак заметно побаиваются и иногда замирают на мою громкую команду "Стоять!" - на всякий случай. Мне становится стыдно, хотя звери у нас не агрессивные, лают нечасто, а иногда просто смотрят тяжелым взглядом исподлобья…

"И вас с наступившим!", - говорю я и иду дальше - купить мяса у знакомых корейцев, а потом заглянуть в овощной павильон, где уже давно торгует веселая украинка Маша. С ней можно поболтать о том, что в Закарпатье тоже снежные зимы, а лето часто бывает холодным, но домой хочется очень, хотя в Москве - давно и почти привыкла. Почти. Но рiдна мова - как же без нее, а здесь смеются над ее геканьем и хеканьем… Маша выбирает ровную морковку и самые вкусные мандарины. Ее хозяин - азербайджанец всегда сует малышам яблоко или хурму, обтерев о свои штаны - "Кушяй, дорогой, витамин, тебе расти надо!", и молодые мамочки улыбаются и смущенно отказываются. А дети тянут ручки - им нравится большой черноглазый дядька. "Он вообще-то добрый," - смеется Маша, - "иногда, конечно, на него находит, под горячую руку не попадайся - да все мужики такие!" Маша подкармливает таджиков - с ведома азербайджанца, разумеется, такая вот дружба народов… "Их жалко, ведь люди же"- говорит она, - "мерзнут… это мы - привычные!" "Северянка" с Украины рассказывает, что общаться можно со всеми - и с дагестанцами, и с азербайджанцами, а таджики - вообще тихие и забитые. Логика Маши проста: люди - они везде люди, а сволочей тоже хватает. Но их заметно меньше. И неожиданно продолжает:  "Вот молдован - не люблю …" Всех?", - спрашиваю осторожно. "Всех, конечно!" - отрезает Маша. И я понимаю, что дальше говорить бессмысленно… Помню, когда в Москве в школах вдруг начали составлять списки детей с грузинскими фамилиями, приятельница, переехавшая из Тбилиси, страшно волновалась за своих дочерей. Она, уже давно гражданка России, боялась, что им всем придется с котомкой в руках искать новое пристанище. "Я бы поняла, если бы они переписывали всех абхазов", - говорила она, нервно куря, - "их-то давно из Москвы гнать надо, поганой метлой…"

На двери нашего подъезда объявление: "Сдам квартиру славянам - только русским! Другим - не звонить". Подозреваю, что хозяин квартиры - эскимос…
Сегодня еды не будет… Друг друга кушаем.