вторник, 11 января 2011 г.

"А у кошки четыре ноги, а сзади у ней длинный хвост. А ты трогать её не моги за её малый рост, малый рост" (городской фольклор)


Сегодня мы были в ветеринарной клинике - старшей собаке необходима срочная операция. Ждали долго, в большом холле таких, как мы, оказалось много. Крыса Маня, доберман Кузя, кот Семен, кошка Масяня. Все время подходило новое зверье - со сломанными лапами, подбитым глазом, понурое и больное.  В общем, хорошая компания шерстяных и хвостатых. Дайна кошек не любит, и это мягко сказано. Обычно она при виде Барсика или Мурки ощеривается,  выгибает спину, всячески демонстрируя свою нетолерантность. Но сегодня наша эрделька философски принюхивалась к сиамчику на руках у хозяйки  и даже повиливала хвостиком: и тебе, бедолага, сейчас достанется… Золотистый ретривер не проявлял свой охотничий инстинкт, хотя рядом в клетке сидел попугай, жалобно покрикивая; такса не пыталась схватить  крысу - лежали рядом, положив испуганные морды на лапы… Неожиданно принесли кролика - собаки посмотрели на свое несостоявшееся жаркое и подвинулись - давай, брат, садись. Все они - больные и увечные - жались к своим человеческим папам и мамам, поскуливая, попискивая, повизгивая. При всей серьезности ситуации невозможно было не заметить, что в этой разношерстной компании царит мир и глубокое понимание друг друга. В предчувствии боли даже молодые собаки не пытались затеять свару. Старшие животные уже знали, что их ждет, а малыши чуяли запах беды и вели себя по неписаным правилам животного мира. Страх, опасность, стихийное бедствие объединяет и сплачивает, и тигры бегут рядом с косулями, спасаясь от пожара, не пытаясь напасть…

Вот и подумалось: пожары и смог уже были, снегом заваливало по самую маковку. Цунами, что ли, москвичам не хватает?… Или вселенского потопа?...