воскресенье, 8 мая 2011 г.

Из жизни отдыхающих (часть 3)

В детстве мне мыли голову раз в две недели - волосы были длинные и очень сухие. Так что одно купание  - "с головой", другое - "без головы". Приехать в Турцию и не сходить в хамам - невозможно. Там купание будет не только с головой, но с головы до пят, от мизинца до мочки уха, все засверкает, как новенькая копеечка. Сначала нужно просто сидеть и потеть - работа такая. В парильне душно, и в первый момент кажется - убегу. Но терпишь и постепенно начинаешь чувствовать, как струится пот. Он заливает лицо, течет по рукам и ногам. И тогда тебя пускают в мыльню, всю отделанную сине-бирюзовой плиточкой с красными и зелеными языками. Ложишься на возвышение, и банщик жесткой рукавицей начинает тереть твое потное тело. Приятно. Закрываешь глаза, а когда вдруг открываешь их, хочется от стыда убежать: ты вся покрыта грязью, которую с тебя только что стерли! "Ужас…" - шепчу я турку. "Нэ ужас, карашо!" - смеется он, - "Как змея - старая кожа!" Смеется и продолжает тереть, кажется, уже и кости недалеко, но приятно по-прежнему. Наконец, теплая водичка все смывает, а в тазике готовится пена: с помощью большой наволочки, то опуская, то поднимая ее, банщик производит пузырчатые горы и накладывает их на тебя. Лежишь, как в невесомом сугробе, и тут уже пошла работа вручную - трут, и трут, и трут - каждый кусочек усталого московского тела… И опять вода, уже прохладная, и опять пена, пахнущая оливковым маслом. Банщик то взбегает на лежанку, и там чуть ли не пляшет на тебе, то спрыгивает на пол и опять трет, барабанит, давит ребром ладони, бьет… Наконец, споласкивает объект своих трудов, бросает критический взгляд на тело и говорит: "Готово". И добавляет хвастливо: "Как я тебя мил?! А как бил?!" Сил нет, расплываешься в блаженной улыбке и отвечаешь: "Карашо-о-о!!"

А так хамам выглядел когда-то: