суббота, 21 апреля 2012 г.

Весенний день

Когда мы ждали Настю, врачи недвусмысленно намекали, что будет мальчик. Для меня это  было неважно. Главное, чтобы малыш оказался здоровым, а уж мальчик ли, девочка, все равно - счастье. Вообще, казалось ужасным обидеть уже живущего во мне ребенка: он, понимаешь ли, Петенька, например, а его все Машей кличут!  Или наоборот. "Главное, чтобы он был здоров", - повторяла я, как заклинание. "Он? Мальчуган?" - спрашивали все. "Он, ребенок!", - огрызалась я. Родственники с интересом разглядывали мой живот и сообщали беапелляционно: "Пацан!" Ну, может, и так… Когда я ждала Ольгу, налегала на ветчину, да пожирнее, хотя в обычной жизни педантично срезала все беленькие прослойки. Теперь хотелось пирожных - "ну, видишь, мальчишкам только сладенького подавай!", - говорили знатоки. На небольшом сроке мы с Олей и животом совершили перелет к родителям в Германию. Там немецкий гинеколог   сделал УЗИ и молвил: "Полагаю, что ваш мальчик вполне здоров и хорошо развит!" Ну, мальчик, так мальчик - чем плохо. Гуляла с Олей по улочкам Бад-Годесберга, покупала вещички для нового члена семьи - нейтральной "бесполой" расцветки. Олька рассматривала кукольные ползунки и маечки и удивлялась: "Зачем такие маленькие?" Я объясняла. Знакомые  спрашивали дочь: "Ты ведь хочешь братика?" - "Батика или сестличку!", - дипломатично отвечала наша старшая. На самом деле, Ольга никого не хотела - легко ли потесниться на пьедестале, но уже тогда понимала, что правду отвечать все-таки не стоит. Шло время. Живот рос. Я съедала по пять корзиночек с кремом и малиной за раз, а потом просила миндальный торт. Маму от этого тошнило и она закусывала маринованным огурчиком, а я рылась на кухне в поисках новых пирожных… Незадолго до родов УЗИ мне делал беглый немец из ГДР. Он долго водил своим щупом по толстому животу и молчал. "У мальчика все в порядке?", - не выдержала я, переполненная традиционными страхами беременной.  - "А вы так хотите мальчика?…", - спросил врач как-то задумчиво. "Мне все равно, просто ваши коллеги говорили, что - мальчик!" - "Ну, не буду спорить, конечно, скоро все и так узнаем, мальчик - так мальчик!", - согласился бывший гедеэровец. Спорить ему было не с руки, все-таки не стоило раздражать своих коллег-"весси" ("осси" - восточные немцы, "весси" - западные. Считалось, что "осси" ленивы, привыкли жить за счет государства, а "весси" чересчур самонадеянны и думают лишь о деньгах. Сейчас эти различия во-многом стерлись, но все это было… охо-хо! - 21 год назад!). В середине апреля из Москвы прилетел мой муж, и в ночь на 22-е, но все-таки еще 21-го, мы родили… девочку. Когда акушер положил теплый комочек мне на грудь и сказал: "Поздравляю, гнедиге фрау, у вас - дочь!", мы с мужем зашлись в неудержимом хохоте. Вся немецкая медицина кинулась приводить нас в чувство, решив, что родовой стресс не прошел для супругов даром. Я смеялась над врачами, а муж - над моей доверчивостью: он, как и в первый раз, точно знал, что у нас будет девочка. Дочка. Настенька. С днем рождения, дорогая!